Аналитика [нефть и газ]

Россия: "голландская болезнь" - миф или реальность?

01 сентября 2011 г. Деловой журнал TOPNEFTEGAZ, №5/6 2011

Россия стоит на пороге перемен. Одним из основополагающих принципов дальнейшего развития государства является усиление экономического роста и создание надежной инфраструктуры, которая обеспечит и поможет укрепить этот рост. Безусловно, за последние девять лет Россия сделала огромный шаг в своем экономическом развитии, но все же остаются некоторые сомнения в том, сможет ли страна продолжить свое развитие столь же стабильно.

Основным и по сути единственным источником роста российского ВВП были высокие цены на энергоносители. В России сосредоточено более 7 % запасов нефти и 32 % мировых запасов газа. Страна является нетто-экспортером углеводородов. Сырьевой сектор экономики работает в основном на экспорт, на переработку же сырья практически ничего не отводится. После распада СССР Россия столкнулась со многими проблемами: долги Советского Союза перед иностранными кредиторами надо было погашать, производство остановилось, страна находилась в кризисном состоянии, необходимо было срочно найти способ привлечения средств для оздоровления государства и погашения задолженности. Было решено сделать основной упор в развитии экономики государства на экспорт сырья, цены на которое показывали стабильный рост.

Поэтому добывающая отрасль стала доминирующей в экономике страны. Таким образом, сегодня наша страна столкнулась с очень важной проблемой: как, не снижая темпов экономического роста, снизить зависимость от экспорта сырья и при этом развить промышленность? С этой проблемой сталкиваются практически все страны, богатые природными ресурсами. Такую ситуацию, зависимость от экспорта, называют «Голландской болезнью». Что же такое «Голландская болезнь»? И больна ли ей Россия?

«Голландская болезнь» - это, как правило, негативный эффект, воздействующий на экономику государства, вызванный быстрым развитием добывающей отрасли вследствие непредвиденного роста цен на экспортируемое сырье либо открытия новых высокопродуктивных месторождений.

Впервые о "Голландской болезни" заговорили в 1959 году после открытия Нидерландами месторождений газа в Северном море. Увеличившаяся добыча «голубого топлива» стала причиной быстрого развития отрасли, а также увеличения доли экспорта газа в экономике страны. Все это привело к значительному удорожанию национальной валюты, резкому росту инфляции, безработицы и снижению темпов развития производственного сектора. В 1970-х ситуация повторилась в Нигерии, Колумбии и государствах Персидского залива. Однако «Голландская болезнь» не всегда ведет к негативным последствиям в форме инфляции и резкого чередования падения и роста, она может способствовать и быстрому восстановлению экономики, ее реструктуризации и развитию. Получая сверхприбыли от экспорта сырья, государство может направить их на развитие иных отраслей хозяйства, например, на производственный или инновационный сектор и тем самым сократить зависимость от
быстроменяющейся конъюнктуры мировых цен на энергоносители. Так произошло в Объединенных Арабских Эмиратах, где доходы от экспорта нефти идут на развитие алюминиевой промышленности, строительной отрасли, а также на поддержку населения и создание благоприятных условий для ведения бизнеса в стране. Норвегия, в свою очередь, направила все доходы от продажи углеводородов на развитие социальной сферы и уже который год занимает первое место среди наиболее привлекательных для жизни государств; помимо этого, Королевство постоянно ведет работу по созданию и внедрению альтернативных источников энергии, в чем ему активно помогают соседи по Скандинавскому союзу.

Вопрос о наличии «Голландской болезни» в России достаточно спорен. Так, по мнению главного экономиста и члена экспертного совета при правительственной комиссии по повышению устойчивости развития российской экономики Валерия Миронова, среди болезней России нет «Голландской». И с ним трудно не согласиться. Во-первых, если говорить о главном симптоме болезни - резком удорожании национальной валюты,- то рост рубля в последние девять лет проходил на фоне его полного обесценивания в 1998 году. Девальвация повлекла за собой эффект импортозамещения, то есть ситуации, когда национальные производители пользуются ценовыми преимуществами перед зарубежными конкурентами.
Поэтому «Голландскую болезнь» в ее классическом понимании они не ощущали. Во-вторых, известно, что обрабатывающий сектор был одним из самых слабых в экономике еще Советского Союза, поэтому сводить неразвитость обрабатывающих производств только к влиянию «Голландской болезни» нельзя. Низкая конкурентоспособность обрабатывающего сектора - это пятно советской экономики и периода падения в 90-х годах, а не следствие «Голландской болезни». Экспортная зависимость Российской Федерации также отрицается и с точки зрения технологического фактора, а именно открытия крупных месторождений, роста добычи в качестве основания «Голландской болезни». Если говорить о России, то технологический фактор приобрел экономическое содержание : непредвиденный рост цен на энергоресурсы повлек за собой рост добычи, увеличение доли экспорта и, как следствие, приток доходов в государственный бюджет.

Но все же влияние этого фактора недостаточно однозначно, так обеспеченность страны ресурсами достаточно разнопланова. Поэтому технологический фактор, который имеет большое значение в богатых ресурсами регионах, не играет практически никакой роли в иных. Если говорить о преобладании экспорта в экономической политике государства, то и здесь существует ряд особенностей. При классической «Голландской болезни» рост доли экспорта преобладал бы только в добывающих регионах, то есть в ЯНАО, ХМАО и других. Однако, им ничем не уступают по объему экспорта Татарстан, Самарская, Омская области, т.е. регионы, где преобладает обрабатывающее производство. К примеру, в 2009 году доход Республики Татарстан от экспорта составил 1,86 млрд. долларов США, от импорта - 350 млн. долларов США, при этом доля экспорта в структуре экономики Республики Татарстан равна 90,4 % (см. Таблицу «Структура внешнеторгового оборота Республики Татарстан»). А несомненным лидером по объему экспортных операций является Центральный Федеральный округ. Таким образом, можно заявить, что те или иные симптомы «Голландской болезни» можно наблюдать в отдельно взятом регионе, а не в государстве в целом.

Однако существуют и противоположные мнения.

Как видно из приведенной ниже таблицы, импорт продукции за период январь-июнь 2009 года превысил показатели импорта за тот же период в 2008 году на 60,7%. При этом аналитики отмечают, что импортируются не только высокоточные технологии, услуги, необходимые для развития производства, но и потребительские товары, ввоз которых обходится гораздо дешевле их производства. Увеличение доли экспорта ведет за собой приток иностранной валюты, что способствует росту курса (укреплению) национальной валюты, в то время как курс иностранной падает. Как правило, удорожание национальной валюты ведет к снижению конкурентоспособности отечественной продукции, благодаря чему происходит сокращение выпуска и экспорта товаров производственных отраслей, увеличение импорта, растет безработица, что в итоге ведет к снижению ВВП.

Помимо этого, все это приводит к ускоренному развитию добывающего сектора при явном отставании производственного. Кроме того, практически
сводятся к нулю все стимулы для развития обрабатывающей промышленности и инновационного сектора. Еще в 2000 году Герман Греф высказал опасения по поводу развития «Голландской болезни» в России, в 2005 - международное рейтинговое агентство Standard&Poor's признало, что Россия больна ей. А затем практически все западные эксперты и исследователи проблемы пришли к выводу о том, что в России наблюдаются все классические симптомы «Голландской болезни».

По мнению экс-главы Федеральной резервной системы США Алана Гринспена, Россия находится в схожей ситуации с Голландией времен 60-х годов, когда недиверсифицированная экономика не могла поглотить резко возросшие доходы.

Президент РФ Дмитрий Медведев в своем послании к Федеральному Собранию признал, что Россия больна «Голландской болезнью». Президент отметил, что «зависимость России от экспорта сырья тормозит экономическое развитие страны. В России экономический спад оказался более глубоким, чем в большинстве стран. Мы так и не избавились от примитивной структуры экономики, от унизительной сырьевой зависимости, не переориентировали производство на реальные потребности людей».

Если говорить в целом, то становится очевидно, что вся положительная динамика экономики России зависит от роста мировых цен на нефть. Расходование дополнительных доходов от экспорта нефти приводит к росту цен, но как только мировые цены на нефть снижаются, рост сменяется падением. И так происходит постоянно. Для того чтобы хоть как-то снизить такую зависимость, было сделано предложение жестко контролировать
бюджетные расходы, так как, когда цена на нефть высокая, государство получает сверхдоходы.

Россия воспользовалась стандартным решением проблемы экспортной зависимости: ЦБ покупает валюту в увеличенном объеме. Однако основная проблема состоит в том, что российский ЦБ из-за отсутствия финансовой инфраструктуры не может, покупая валюту, выпускать в достаточном объеме рублевые финансовые инструменты, и следовательно, желательный эффект, стерилизация денежной базы, практически не достигается.

Более того, в 2006 году был создан Стабилизационный фонд. Стабилизационный фонд так или иначе помогает бороться с инфляционным давлением, следующим образом: средства обходят стороной банковскую систему. Однако, чтобы денежные средства не попали в экономику, они должны быть изолированы от политического влияния.

В целом единства в вопросе наличия «Голландской болезни» в России нет. Однако, все стороны сходятся в одном: у России есть проблемы. Страна тяжелее всех переживает кризис, производство остановлено, является ли это результатом «Голландской болезни» или постсоветского наследства, еще предстоит выяснить.

Эти проблемы требуют обдуманного, основательного и в то же время быстрого решения. Мер, предпринятых руководством государства (создание Стабилизационного фонда, увеличение финансирования производственного сектора, направление доходов от экспорта нефти и газа на создание инфраструктуры, либерализация энергетики), пока недостаточно. Для эффективного осуществления поставленных задач государству необходимо модернизировать производственный сектор. Для этого необходимо направлять доходы от экспорта ресурсов именно на развитие производства, увеличивать конкурентоспособность отечественной продукции, при этом не снижая темпов добычи. В этом стране может помочь опыт таких государств, как Нидерланды, Норвегия, ОАЭ. С другой стороны, необходим жесткий контроль за расходованием средств. Естественно, результат не будет быстрым, однако это поможет открыть производственный сектор для инвестирования и, что наиболее важно, сделает его более восприимчивым к ним, чем мы имеем на сегодняшний день. Все это будет способствовать снижению зависимости экономики от мировых колебаний цен на энергоносители, а в совокупности с уже предпринятыми мерами позволит обеспечить стабильный рост и устойчивое развитие государства.

13050 просмотров

Еще по теме:

Подписка на новости

2018 1

Будут ли реализованы все идеи президента, озвученные в послании Федеральному собранию?