Аналитика [мировой рынок]

Игра в соседей: почему Белоруссия продолжает нефтяные войны с Россией

04 февраля 2013 г. Деловой журнал TOPNEFTEGAZ №11/12, 2012

Комментируя в 2007 году инициативу «Транснефти» о строительстве Балтийской трубопроводной системы-2, глава компании Семен Вайншток заявил: «Мы еще не определились, сколько это стоит. Но уже сейчас можно сказать, что это очень дорого. Мы обсуждали с коллегами, что если бы у нас не были такие риски с сопредельными государствами, такие деньги было бы тратить не нужно». Бывший глава российского монополиста не стал тактично называть эти «сопредельные» государства, хотя и без названия всем было понятно, что речь идет о Белоруссии. Что же заставило российскую компанию выделить несколько миллиардов долларов на строительство ответвления от трубопровода «Дружба» к российским морским портам на Балтийском море?

Историю нефтяных взаимоотношений России и Белоруссии принято отсчитывать с 1995 года, когда было решено приравнять условия работы белорусских НПЗ к условиям, в которых работают российские заводы. Для этого экспортную пошлину на нефть отменили вовсе, а экспортную пошлину на нефтепродукты договорились делить в соотношении 85 на 15, где большая часть должна была отходить России. Это справедливо, ведь российские нефтяники, увидев в этом возможность сэкономить, начали массово перерабатывать нефть на белорусских НПЗ, не платя при этом экспортную пошлину на нефть, сокращая путь поставки бензина иностранным покупателям. В 1999 году Белоруссия начинает уклоняться от раздела пошлин по старому договору, а в 2001 году и вовсе выходит из этого соглашения в одностороннем порядке. Переговоры длятся пять лет, и все эти годы российские нефтяники везут нефть в Белоруссию, лишая нашу страну экспортных пошлин на произведенные из российской нефти на белорусских НПЗ нефтепродукты. По оценке экспертов, Россия ежегодно недополучала более $ 4 млрд. Переговоры о необходимости соблюдать раздел пошлины на нефтепродукты шли в вялотекущем режиме. После официального отказа Минска согласовать разделение экспортных пошлин на нефтепродукты была введена экспортная пошлина на нефть для российских компаний, поставляющих ее в Белоруссию. В 2007 году Белоруссия в ответ ввела пошлину на транзит нефти в размере $ 45 за тонну. Пошлину за транзит чужой нефти, которая продана другой стране и идет по общему трубопроводу. В мировой практике это был случай беспрецедентный. Между двумя странами начался новый виток напряженности, на этот раз в виде «нефтяной войны». В итоге Белоруссия начала «несанкционированный отбор» нефти, поставляемой для европейских потребителей, вследствие чего Россия была вынуждена и вовсе прекратить экспорт нефти по нефтепроводу «Дружба». Ограничения в нефтепоставках коснулись Германии, Польши, Словакии, Венгрии. В итоге 7 дней переговоров привели к тому, что Белоруссия отменила взимание «транзитных пошлин» (новодел белорусского делового языка) и нефть пошла в Европу в прежних объемах. В связи с этим через некоторое время тогдашний президент России Дмитрий Медведев отметил, что «за период торговли нашим природным газом, нефтью и некоторыми другими сырьевыми источниками с Белоруссией общий объем преференций, который был предоставлен экономике Белоруссии, составил около $ 50 млрд.». Основной источник нефтяных дотаций - неявный реэкспорт нефти через территорию республики. Практически не добывающая нефти Белоруссия занимает шестое место в мире по экспорту нефтепродуктов После того, как Белоруссия вступила в Таможенный союз, поставки нефти стали осуществляться из России беспошлинно.

Белоруссия в свою очередь под видом рас-творителей стала экспортировать нефтепродукты, произведенные из этой нефти. Только за прошлый год российский бюджет потерял порядка $ 1 млрд. Сегодня Белоруссии необходимо иметь гарантированные объемы поставок нефти в республику. Кстати, кажется, что именно с этим связано предписание Минэнерго о сокращении поставок нефти в Белоруссии в 4 квартале этого года. Сейчас Россия просто пытается выровнять балансы поставок, так как за прошедшие семь месяцев соседка получила громадное количество сырья, которое, по сути, перегоняло за границу под видом растворителей. Как можно работать с таким партнером и дальше? Не исключено, что сейчас «Транснефть» начнет активнее включать нефтяников в проект БТС-2: время пришло. На днях президент Белоруссии Александр Лукашенко на пресс-конференции в Минске снова поднял тему продажи местных нефтеперерабатывающих мощностей. «Хотите нефтеперерабатывающие заводы, которые у нас как игрушки - красивые, современные, европейские предприятия. Если я на это пойду, то мне в Белоруссии мало не покажется, меня обвинят, что я здесь сдаю, продаю и т. д. Но есть хороший вариант: мы вам отдаем НПЗ, перерабатывайте свою нефть, мы будем перерабатывать свою.

Но вы дайте нам возможность добывать как иностранцам природный газ», - заявил он представителям российских компаний. Стране нужна нефть и газ и, судя по всему, широко разрекламированные поставки венесуэльской нефти не позволяют Белоруссии обеспечивать себя полностью, к тому же нефть получается слишком дорогой даже при использовании своповой сделки с Азербайджаном.
При этом, подчеркнул он, «мы будем добывать лучше, чем российские компании, вы никогда нам не предъявите претензий». «Давайте мы 10 млн т добудем, а 14 у вас купим на таких же условиях, как BP, Shell и другие. Нет. Так почему - нет? Мы вам заводы, а вы нам - возможность на российских условиях для иностранцев добывать нефть и газ», - сказал Лукашенко. Белоруссия, по его словам, потребляет сегодня 23-24 млн т нефти. Цифра 22 миллиона тонн, которые хочет получать Белоруссия для само обеспечения придумана самими белорусами, так как мощности всех
НПЗ в стране не превышают 14 млн тонн. Куда столько нефти? Очередная перепродажа.
Давайте попробуем разобраться, выгодно ли это России? По сути, российские компании уже частично владеют этими мощностями, которые предлагает лидер Белоруссии. 42,58 % Мозырского НПЗ на паритетных началах уже владеют «Газпром нефть» и ТНК-ВР (еще 42,76 % - у правительства Белоруссии, 12,25 % - у «МНПЗ плюс», представляющего интересы сотрудников, 2,41 % - у прочих акционеров). Ввиду скорой покупки активов ТНК-ВР компанией «Роснефть», крупный пакет этого НПЗ сосредоточится в руках российских госкомпаний. Таким образом, уже не все активы могут представлять для России интерес. Не исключено, что с точки зрения присутствия на этом рынке, НПЗ может быть интересен «Лукойлу», который испытывает определенные трудности в связи с ремонтом Одесского НПЗ. Если компания и правда решит его продать, как планировала ранее, ей может понадобиться мощность белорусского НПЗ для обеспечения поставок нефтепродуктов в Европу. Но «Лукойл» уже официально открестился от этого варианта.

Неясен вопрос, кто и как будет оценивать месторождения и НПЗ. По оценке российских экспертов, нефтеперерабатывающие мощности должны стоить порядка $ 2,5 млрд за Мозырский НПЗ и «Нафтан». Александр Лукашенко же считает, что они должны стоить не менее $ 6 млрд. Понятно, что такой разброс в ценах подразумевает долгий торг, а нефть и газ стране нужны уже сейчас. Белорусские нефтяные компании вряд ли смогут предложить российским партнерам что-то новое и уникальное с точки зрения разработки месторождений, а, значит, дополнительные затраты на освоение труднодоступных месторождений (других новых в России не осталось) лягут на российских нефтяников. Также сложно представить,
как эта нефть будет доставляться в Белоруссии - кто будет платить «Транснефти» за нее? Белоруссия или компании, которые осваивали вместе с ней то или иное месторождение. Таким образом, за не самые новые НПЗ Белоруссия хочет получить новую дорогую нефть по трубопроводам, которые также строила не она. Не будем забывать, что для Белоруссии вопрос цены на нефтепродукты - это больше политический, чем экономический момент. Правительство может регулировать, оказывать давление на внутренние цены на нефтепродукты, что отразится на рентабельности заводов. Да и политические риски очень высокие.

Кажется, что этим заявлением Александр Лукашенко хочет подтвердить свою заинтересованность в дальнейшем сотрудничестве, понимая, что ничего конкретного из его инициативы не выйдет. Со стороны же это будет выглядеть, как попытка Белоруссии наладить испорченные отношения с Россией. В тоже время справедливо заметить, что российские власти также могли бы воспользоваться этим предложением, чтобы крепче привязать Белоруссию к своей экономике в рамках Таможенного союза. Можно разработать подобное предложение и для Казахстана и реализовывать совместные проекты в нефтегазовой сфере по типу «сырье-переработка». Но, следует признать, что для этого должны быть прописаны не только четкие правила, но и, что куда важнее, четкие санкции за их нарушения, вплоть до исключения из Союза.
В любом случае, ситуация с Белоруссией в очередной раз показывает, что политика компании «Транснефть» и правительства страны, которые решили дать старт проекту БТС-2 верна: нынешнее политическое руководство Белоруссии пока не готово работать на основе рыночных принципов. Да, данный трубопровод требовал дополнительных затрат на свое возведение и описывал большой крюк до своего конечного пункта назначения.
Но при его проектировке учитывались несколько другие факторы, а не только чисто финансовые. Во-первых, геополитический фактор. За прошедшие 12 лет белорусское руководство окончательно дискредитировало себя и свои договоры, выполняя их лишь в случае собственной заинтересованности. Ситуация, когда официальный Минск просто начал отбор нефти из трубопровода «Дружба» показывает, что международные договоры для страны ничего не значат. Во-вторых, экономический. Никакой прибыли от раздела экспортной пошлины на нефть Россия почти не получала - по сведениям экспертов, Александр Лукашенко перечислял эти средства время от времени сугубо по своему желанию. Поэтому, проще создать другую трубу, чтобы в дальнейшем получать прибыль, а, точнее, не платить транзитные издержки, которые могут возникнуть в любой момент.

В-третьих, технический. Известно, что «Дружба» уже давно нуждается в глобальном ремонте: построенная в 60х годах она довольно часто доставляет проблемы специалистам компании «Транснефть». Ту же часть, что Россия эксплуатирует совместно с Белоруссией, ремонтировать должны обе стороны, только вот у соседнего государства постоянно нет средств. Важно помнить, что строительством БТС-2 Россия подчеркнула, что готова пойти на дополнительные траты, чтобы выполнять свои обязательства перед иностранными партнерами, независимо от третьих сторон. К тому же получилось хорошее предупреждение Белоруссии: также построили БТС-1 и полностью перевели экспорт нефти на российские порты. А порт Вентспилс, который обеспечивал очень значительную часть бюджета Латвии, оказался вне транзитных поставок из РФ.

19579 просмотров

Подписка на новости

2018 2
 

Будут ли реализованы все идеи президента, озвученные в послании Федеральному собранию?