Аналитика [нефть и газ]

Жизнь после Уго

11 апреля 2013 г. Деловой журнал TOPNEFTEGAZ, №3/13, 2013

Уго Чавес мертв. Парадоксально, но эта новость обнадеживает государственного нефтегазового гиганта Венесуэлы Petroleos de Venezuela (PDVSA) и всю нефтяную отрасль страны. Дело в том, что, несмотря на то, что именно нефтянка всю жизнь была любимой отраслью полковника, к государственной компании он испытывал нейтральные, а скорее, отрицательные чувства, делая ставку на иностранных партнеров. При этом Чавес до последнего рассматривал компанию как свою личную кубышку, забывая инвестировать деньги в развитие добычи. Что изменится после его смерти?

Потери PDVSA в годы правления Чавеса тем страннее, что с самого начала он опирался на компанию в своей политике. Коллапс нефтяных котировок в конце 1990-х расчистил полковнику путь к власти. В 1998 году, когда Чавес впервые победил на выборах, нефть стоила всего $ 12 за баррель. С первых лет его президентства цены пошли вверх. Через шесть лет баррель стоил больше $ 65, а к докризисному периоду перевалил за $ 140. Рост цен на сырье позволял Чавесу оставаться на вершине, пусть PDVSA постоянно сталкивалась с недофинансированием инвестпрограммы и использовалась главой государства как дойная корова для исполнения социальных обязательств.
За время правления президента Уго Чавеса нефтяная отрасль Венесуэлы внесла в государственный бюджет более 455 млрд долларов. Об этом сообщил министр нефтяной и горнорудной промышленности Рафаэль Рамирес, одновременно возглавляющий государственный нефтегазовый концерн «Петролеос де Венесуэла», выступая в Национальной ассамблее. «Безусловным достижением президента Чавеса стало восстановление национального суверенитета над природными ресурсами и использование нефтяной ренты для решения социально-экономических проблем страны», - сказал министр. Если бы президент Чавес не осуществил революционных преобразований в нефтяной промышленности, 278 из 455 млрд долларов США, направленных в госбюджет в период с 1999 по 2012 годы, поступили бы на счета иностранных нефтяных компаний, подчеркнул он.
Не секрет, что сегодня экономика Венесуэлы основана на добыче нефти, которая дает 80 % экспортных доходов, более 50 % доходной части государственного бюджета и около 30 % ВВП. Согласно Статистическому обзору мировой энергетики, подготовленному нефтегазовой компанией BP, Венесуэла является мировым лидером по запасам нефти. Доказанные запасы составляют 296,5 млрд. баррелей, или около 18 % общемировых запасов. В 1975-1976 годах страна национализировала нефтяную промышленность, создав государственную компанию Petroleos de Venezuela, S. A. (PDVSA), которая контролирует запасы нефти и природного газа. При жизни Уго Чавес обещал нарастить добычу нефти в стране более чем в два раза. По его прогнозам, к 2019 году она может увеличиться до 6 млн. баррелей в сутки. «Мы не будем нарушать наследие нефтяной политики президента», - сказал Рамирес, подчеркнув, что все предприятия работают в нормальном режиме, поставки топлива гарантированы.
Но при всем при этом, с 1998 года объем нефтедобычи PDVSA упал на 25 %, с 3 млн до 2,4 млн баррелей в сутки. И это при том, что Венесуэла обладает одними из крупнейших в мире скрытых запасов нефти, которые оцениваются более чем в 500 млрд баррелейКонфликт компании с президентом разгорелся в 2003 году. Тогда менеджеры и сотрудники PDVSA вышли на улицы с протестом против социалистической политики Чавеса. Глава государства в ответ уволил около 20 000 рабочих. С тех пор штат PDVSA вырос вдвое, до 110 000 сотрудников, но режим Чавеса регулярно продолжал проводить кадровые чистки, избавляясь от опытных инженеров, скептически воспринимающих идеи «революции». На смену профессионалам приходили лояльные властям, но неэффективные управленцы. В 2006 году президент открыто заявил, что все рабочие, не согласные с его политикой, должны покинуть госкомпанию: «Сотрудники PDVSA участвуют в этой революции, а те, кто не желает этого делать, должен отправиться куда-нибудь еще. Уезжайте в Майами».
Подобная риторика у Чавеса сочеталась с отношением к нефтегазовому гиганту как к своей личной копилке, с помощью которой можно спонсировать многочисленные социальные проекты. Из $ 125 млрд выручки PDVSA в 2011 году около $ 24 млрд государство изъяло в виде дивидендов и налогов, еще $ 30 млрд ушли напрямую под контроль президента в специальный фонд, сообщало агентство Reuters. Долг PDVSA с 2006 года вырос десятикратно, до отметки в $ 34 млрд.
Распределение нефтяных доходов позволило решить многие социальные проблемы Венесуэлы. По данным Всемирного банка, доля населения за чертой бедности в Венесуэле к 2006 году сократилась до 36,3 % против 50,4 % в 1998 году. Детская смертность к 2011 году снизилась до 12,9 случая на тысячу родившихся по сравнению с 20,3 на момент прихода Чавеса к власти. Стало более доступным обучение: среднее образование, по данным ЮНЕСКО за 2010 год, получают 72 % детей против лишь 48 % ранее. И это, безусловно, заслуга президента страны.

Социальные программы Чавеса, благодаря перераспределению нефтяных доходов, определенно принесли экономические улучшения малообеспеченным слоям населения. Но есть большие подозрения, что огромные суммы были потеряны не только в результате коррупции, но и из-за некомпетентного управления. Но удалось ли Чавесу добиться успехов с помощью щедрости, замешанной на высоких нефтяных ценах? Скорее, нет. В недавнем выступлении на конференции в Хьюстоне председатель совета директоров консалтинговой фирмы IHS-CERA Даниэль Ергин констатировал, что президент Венесуэлы «оставляет после себя экономику, ослабленную высокими расходами, государственным вмешательством, инфляцией, оттоком капитала и дефицитом».

Подозрительное отношение Чавеса к PDVSA выразилось и в снижении качества активов компании после национализации венесуэльских проектов крупных американских инвесторов ExxonMobil и ConocoPhillips (Exxon позднее выиграла процесс в арбитраже и отсудила у Каракаса $ 900 млн ущерба). В августе прошлого года утечка газа на нефтеперерабатывающем заводе в городе Амуай на западе страны спровоцировала взрыв и крупный пожар. Инцидент унес жизни более 40 рабочих. Огонь перекинулся на нефтехранилища, утечку руководство PDVSA не могло ликвидировать на протяжении нескольких дней. Была авария случайностью или результатом неумелого управления НПЗ, но после ЧП в Амуае сформировалось однозначное общественное восприятие PDVSA как крайне неэффективной компании.
Некоторые иностранные компании смогли приспособиться к экономическим реалиям режима Чавеса, особенно Chevron. Американский гигант прошел вместе с Венесуэлой через самые сложные времена и в случае, если к власти в стране после смерти бессменного лидера придет более договороспособное правительство, немало выиграет от своей терпеливости и осторожности. Chevron участвовала в последнем раунде привлечения
кредитных средств для PDVSA вместе с китайским China Development Bank на $ 6 млрд. Треть из этой суммы предоставила Венесуэле американская компания. Средства пошли на финансирование совместного с PDVSA предприятия Petroboscan. Удивительно, что американцы совладать с президенте - другие компании выгонялись за куда более мелкие провинности. Например, накануне «изгнания» северо-американских компаний в 2008 году и привлечения российских, шаманы индейской народности гуаю совершили обряд защиты президента Венесуэлы Уго Чавеса от злых духов. Президент, сам имея индейские корни, постоянно прислушивается к мнению шаманов. После обряда, выступая с трибуны Генеральной Ассамблеи ООН, Уго Чавес назвал Джорджа Буша «дьяволом», а стало быть, с компаниями «дьявола»-младшего, глава страны отказался иметь дело.

Но главной опорой Чавеса в нефтянке был Китай. Пекин на протяжении всех лет правления полковника демонстрировал ему свою поддержку, и совместные социалистические идеалы в этом сотрудничестве значили едва ли больше, чем возможность бесперебойных поставок дешевой нефти. Венесуэла, не способная похвастаться сравнимыми с КНР экономическими свершениями, $ 36 млрд займов из Поднебесной оплачивала исключительно «черным золотом» Но и китайская помощь имела свои пределы. В сентябре прошлого года финансовая ситуация в PDVSA ухудшилась настолько, что компания впервые решилась расплатиться с нефтесервисными контрагентами не живыми деньгами, а долговыми расписками.
Что ждет национального гиганта при преемнике Чавеса Николасе Мадуро? Особых поводов для оптимизма нет. В январе Мадуро показал, что не собирается слепо копировать политику своего предшественника, а имеет амбиции на расширение государственной экспансии. Речь идет о заявлении чиновника о планах по «присоединению» к PDVSA акций компаний-операторов нефтяных месторождений, которыми сегодня владеет частная Suelopetrol. Скорее всего, роль компании по-прежнему будет заключаться в спонсировании социальных начинаний нового президента и инвестированию в проекты, которые должны будут гарантировать преемнику спокойную жизнь.
Есть и другой вариант. Если к власти придет кто-то другой, кто не связан с политикой Чавеса, он точно покончит с политикой Чавеса по поставкам нефти в страны, вроде Кубы и Никарагуа, за бесценок. Это может не только помочь самой Венесуэле, но положить конец другому агонизирующему режиму. «В случае Кубы приостановка экспорта дешевого топлива из Каракаса будет означать разрушение и без того пребывающей в кризисе экономике», - объясняет эксперт. На этом играет кандидат от оппозиции, Каприлес, который намерен привлечь международные инвестиции в разработку месторождений и создание инфраструктуры, которая бы позволила существенно нарастить экспорт нефти с нынешних 2,5 млн. барр / день до 3,5-4 млн. барр / день.
Но и первый, и второй сценарий развития политической ситуации в стране предполагает, что в ближайшие несколько лет фактор Венесуэлы не будет определяющим на мировом рынке. «Вероятнее всего, сохранится статус-кво. Изменения возможны только через 5-7 лет, в случае прихода на местный нефтяной рынок глобальных игроков», - считает глава Комитета энергетической независимости Украины Иван Надеин. Как это отразится
на России? Порассуждаем в будущем номере, а пока же приведем мнение эксперта. Генеральный директор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов также предупреждает, что приход к власти оппозиции может негативно отразиться на российских компаниях. «Победа оппозиции будет означать изгнание российских компаний из Венесуэлы и безусловное сокращение обязательств Венесуэлы по отношению
к закупкам российского оружия. В этом плане ничего хорошего тех, кто ставил на эту лошадку под названием Чавес, не ждет», - подчеркнул он.

15089 просмотров

Подписка на новости

2018 3
 

Будут ли реализованы все идеи президента, озвученные в послании Федеральному собранию?