Аналитика [нефть и газ]

Истинная причина инцидента с загрязнением нефти в трубопроводе «Дружба»

27 мая 2019 г.

Скандал вокруг загрязнения нефти хлорорганикой в трубопроводе «Дружба» не стихает уже почти месяц и даже набирает обороты. Дошло до того, что на его фоне практически незамеченными остались другие достаточно серьезные новости нефтегазовой отрасли, касающиеся цен на бензин и продолжающихся проблем с «Северным потоком 2».

Собственно, в этом нет ничего удивительного. Всю историю новой России почти безоговорочно считалось, что при огромном количестве существующих проблем в нашей стране, уж с экспортом углеводородов у нас все прекрасно. И тут такой удар! Естественно, теперь все ищут виноватого - от силовых структур и правительства до телеведущих и печатных СМИ.

Почему-то почти во всех открытых населению расследованиях инцидента, мнений журналистов и экспертов, когда заходит речь о причинах произошедшего, называются не причины, а факторы (последствия), позволившие загрязненной нефти попасть в систему «Транснефти». Проще говоря, если провести параллель, то не утверждаем же мы, что причиной Великой Отечественной войны было нападение Германии на СССР? Точно также, существование пунктов приема нефти, принадлежащих частным предприятиям, где возможно смошенничать и нарушить все технологические регламенты, как произошло в Самарской области, никак не причина, а следствие, приведшее в итоге к попаданию испорченной нефти в трубопровод. Аналогично, случившееся не может быть результатом действий «Транснефти», она строго следовала техническому регламенту проверки качества нефти, и, кстати, не раз в прошлом пыталась ужесточить требования к контролю над качеством сырья, сдаваемого на пунктах приема нефти

Для того чтобы разобраться в истинных причинах нужно обратиться к новейшей истории нефтяной отрасли, точнее к ее реформированию в 90-е года прошлого века после развала Советского Союза. Многим по сей день не дает покоя вопрос, почему в газовой сфере тогда был создан «Газпром» занимающийся и транспортировкой газа, и его добычей, а в нефтянке все пошло совсем по-другому. Несомненно, большую роль сыграла личность Виктора Черномырдина Председателя правительства РФ в 1993-1998 годах, который не дал разделить газовую отрасль между частными компаниями, но в основе такого его решения лежала экономика.

Дело было в принципиальном различии газовой и нефтяной сферы для нашей страны. Нефть изначально более дорогой товар, чем газ, и направлялась она, в первую очередь на экспорт, то есть для наполнения бюджета. Газ же большей частью предназначался для внутреннего потребления. Причем подобное разделение сохраняется по сей день, хотя экспорт газа и серьезно растет в последние годы. В общем объеме экспорта из РФ доля нефтегазового сектора в 2018 году составила 72%, причем доход от экспорта нефти и нефтепродуктов составил $221,05 млрд, а от поставок газа - $44,6 млрд.

Нефть была и остается нашим главным экспортным товаром, и для наполнения бюджета в 90-е годы XX века требовалось, в первую очередь, остановить падение добычи и перейти к росту, с чем могли лучше справиться частные компании. Однако контролировать отрасль и, в первую очередь, экспортные потоки нефти, несомненно, было нужно. Именно для этого была создана отдельная государственная компания «Транснефть», отвечающая за транспортировку нефти и нефтепродуктов, а также за учет общего количества и контроль качества сырья.

Но создавшие эту достаточно надежную схему работы не учли, что в мире не бывает ничего постоянного. В 90-е годы так и не был принят закон регулирующий транспортировку нефти, разделяющий официально зоны ответственности «Транснефти» и нефтедобывающих компаний, а также устанавливающий правила для их взаимоотношений. В первом десятилетии нового века большая часть добычи черного золота постепенно перешла из рук частных компаний под контроль государственных предприятий (либерализация, невидимая рука рынка etc.), и соответственно увеличилось их влияние при принятии важных регулирующих отрасль решений. В результате, несколько изменилось и положение «Транснефти» в отраслевой иерархии. Экономическая эффективность компании не вызывала вопросов, но ее административное влияние уменьшилось.

Попытки принять закон о транспортировке нефти в 2008 году и даже в 2015 году, после поручения Президента РФ, провалились. Основными противниками закона оказались «Роснефть» и ФАС. Позицию крупнейшей нефтедобывающей компании России еще понять можно, она заинтересована в создании для своей работы наиболее выгодных экономических и технических условий, чтобы быть предельно эффективной в своей сфере деятельности. А вот позицию ФАС, как органа исполнительной власти, объяснить кране сложно, ведь, фактически, принятие закона способствовало ликвидации в отрасли изрядного бардака, связанного, в том числе, и с контролем качества нефти.

Закон не принят по сей день и до сих пор не определено, кто имеет право владеть приемными пунктами нефти, кто определяет технические требования к оборудованию лабораторий проверки, квалификацию и численность их персонала, кто должен проводить измерения качества и отвечать за их результаты, а также многое другое. Как здесь не вспомнить, что даже попадание хлорорганики в трубопровод стало возможно лишь с 2012 года. Ее использование при нефтедобыче было запрещено еще в Советском Союзе в 70-е года прошлого века. Запрет был подтвержден в 2001 году, но почему-то отменен через 11 лет. Можно сказать, что это также стало следствием ослабления единого контроля за развитием отрасли.


Здесь стоит остановиться и перейти, наконец, к выводам. Либерализация экономики, в том числе в нефтяной отрасли - это хорошо, но только не там, где речь идет о контроле над качеством конечного продукта, тем более того, что отправляется на экспорт и является основным источником доходов бюджета страны. Если для этого существует компания «Транснефть», то именно она должна устанавливать правила для этого контроля на основании закона, в котором должно быть четко прописано, где кончается сфера ответственности нефтедобывающих компаний, а начинается зона ответственности транспортной монополии. Тогда нефтедобывающие компании не будут хотеть строить магистральные нефтепроводы и выступать за упрощение сдачи нефти в трубопровод. У них просто не будет такой возможности. И, конечно же, тогда не получится так, что пункт сдачи нефти окажется практически бесхозным, куда можно залить любую дрянь.

К сожалению, пока вместо этого в Госдуме предпринимаются попытки продавить законопроекты о создании «Единой системы снабжения нефтью и нефтепродуктами» с участием всех нефтяных компаний, хотя давно известно, что если ответственны будут все, значит, не будет никто. Вспоминается поговорка « У семи нянек - дитя без глаза». В свете этого, возникает вопрос, почему бы не передать проверку качества продуктов питания в руки их производителей? Тоже, своего рода, либерализация контроля.

Системная ошибка - это цепь решений и действий, приводящих к деградации системы, ее частичному или полному разрушению. Именно она стала причиной произошедшего с нефтью в трубопроводе «Дружба». В данном случае, отсутствие закона регулирующего транспортировку нефти и нефтепродуктов, а также жесткого регламента контроля над качеством сырья привело к известным всем последствиям. Самое неприятное, что если не устранить эту ошибку, подобное может повториться.

Автор: Тихонов Сергей - зам. главного редактора по аналитике Национального отраслевого журнала "Нефтегазовая вертикаль"

Источник: Институт развития технологий ТЭК

16090 просмотров

Еще по теме:

Подписка на новости

2018 2

Будут ли реализованы все идеи президента, озвученные в послании Федеральному собранию?