Аналитика [экология]

Почему Роснефть по-соседски отказала Норильску в помощи с ликвидацией последствий аварии

19 июня 2020 г.

Экологическая катастрофа в Норильске с разливом 22 тысяч тонн дизеля не оставила никого равнодушным. Помимо специальных государственных служб и непосредственного виновника случившегося - Норникеля - аварийные и спасательные отряды в зону бедствия отправили нефтяники, были оперативно мобилизованы бригады «Транснефти» и «Газпромнефти».


К ним, однако, не присоединился ближайший сосед Норникеля - компания Роснефть, чье Ванкорское месторождение буквально граничит с местом аварии. Конечно Роснефть не располагает таким оборудованием для сбора пролитого сырья, как Транснефть. Но ведь и у Газпромнефти его нет, однако, компания направила к месту ЧС свои аварийные бригады, которые делают все, что в их силах.
Возможно, глава «Роснефти» не любит владельца «Норникеля» и ему доставляет удовольствие страдания конкурента по размерам рублевских дач, яхт и самолетов. Но скорее причина, по которой «Роснефть» воздержалась от участия в фактически всероссийском проекте по устранению последствий ЧС в Норильске, кроется в проблемах, возникших у самой нефтяной компании. И в первую очередь на самом Ванкоре.
Этот кластер месторождений все еще называют жемчужиной Роснефти. В 2020 году по планам пятилетней давности компания собиралась тут добывать 25 млн тонн. Однако на сегодня добыча составляет лишь 12 млн тонн. Связано это со многими факторами. В том числе с высокой аварийностью.


По данным Гринписа России, «Роснефть» - абсолютный рекордсмен по загрязнению окружающей среды (4253 случая в 2018 году). Из них 90 % - из-за коррозии труб. Эти разливы можно было предотвратить, если вкладываться в инфраструктуру, а не выводить из компании деньги.


По оценке руководителя энергетической программы Greenpeace в России Владимира Чупрова, ежегодно компания Роснефть недоинвестирует в замену нефтепроводов 200 миллиардов рублей. Прибыль этой на половину государственной компании идет на дивиденды, выплату вознаграждения менеджерам и представительские расходы. Сумма дивидендов за 2019 год достигла рекордного уровня в 354,1 млрд руб. Хотя при этом в бюджет России попадает даже не половина этих денег, а лишь пятая часть - столько же как еще одному из акционеров - нефтекомпании ВР…
Экономисты полагают, что в том числе и за счет недоинвестирования в охрану окружающей среды рентабельность добычи нефти у «Роснефти» является более высокой, чем у зарубежных конкурентов. Если бы ущерб от разливов нефти из обветшалых нефтепроводов «Роснефти» учитывался государством полностью, компания уже сегодня должна была бы платить за это ежегодно около 300 млрд рублей, - говорит Чупров.
Компания проливает нефть с пугающей регулярностью не только на Ванкоре, но везде, где работает. Так, основными загрязнителями в ХМАО, на чью долю приходится более 90% всех разливов, являются дочерние предприятия «Роснефти»: ООО «РН-Юганскнефтегаз» и АО «Самотлорнефтегаз». Добывающая дочка «Роснефти» - «РН-Юганскнефтегаз» по итогам 2019 года допускала в среднем по два разлива нефти в день. Ежедневно! И это только официальная статистика, которую, как мы заметили, в компании порой норовят занизить.


В 2019 году в ХМАО-Югре из-за многочисленных разливов нефти загрязнено почти 2,7 тыс. га земель, загрязненных нефтепродуктами. В частности, по вине ООО «РН-Юганскнефтегаз» произошел разлив нефтесодержащей жидкости на территории лесного участка площадью более 8 га, расположенного в пределах Мамонтовского месторождения Нефтеюганского района. Еще один крупный разлив нефтепродуктов произошел на реке Сайма в Сургуте. Площадь загрязнения составила 2 тыс. кв.м. Нефтепродукты попали в реку через ливневую канализацию.

На Севере Сахалина в Охинском районе «Роснефть» прошедшей зимой пролила столько нефти, что последствия не могут ликвидировать до сих пор.


Это лишь малая часть из тех тысяч аварий, которые ежегодно случаются на объектах «Роснефти». Компания проливает в почву и реки сырья кратно больше, чем пролилось в Норильске. Поэтому ясно, почему специалисты с Ванкора не пришли на помощь терпящему бедствие Норильску. Они специалисты не в устранении разливов, а в их замалчивании. У «Роснефти» на всех ее предприятиях катастрофа нон-стоп, в которой она себе-то помочь не в состоянии. Просто на тот же Ванкор в отличие от ХМАО, чужому для «Роснефти» человеку, а тем более журналисту, проникнуть невозможно.

К тому же ситуация на Ванкорском месторождении усугубляется вспышкой короновируса, которую «Роснефть» скрывала. Лишь17 июня, стало известно, что у 11 работников выявили коронавирус. В то же время родственники вахтовиков сообщают о более чем сотне зараженных. Возможно, ситуация, как и с добычей нефти, выходит из-под контроля московского руководства компании. Как тут не вспомнить пресс-секретаря «Роснефти», утверждавшего, что covid-19 - это несерьезно. При всей «несерьезности» скрывать и занижать масштабы распространения вируса в нефтяной компании стараются с той же тщательностью, как и в случае с разливами нефти - количеством аварий и нанесенным ущербом.


Так что не до Норильска.

Автор: Максим Бакулев






1507 просмотров

Еще по теме:

Подписка на новости

Будут ли реализованы все идеи президента, озвученные в послании Федеральному собранию?