Интервью с Львом Алексеевичем Мироновым, председателем Нефтегазстройпрофсоюза РФ

Интервью

ИНТЕРВЬЮ С Л.А.МИРОНОВЫМ (20 июля 2010 г.)

 

Председатель Нефтегазстройпрофсоюза РФ Миронов Л.А. отвечает на вопросы о ситуации в профсоюзе и отрасли в целом

 

Интервью с председателем Нефтегазстройпрофсоюза РФ Мироновым Л.А.

 

О насущных проблемах нефтегазового комплекса рассказал председатель профсоюза Миронов Л.А.

 

Тенденцией последних десятилетий является спад мирового профсоюзного движения. Несмотря на это, численность НГСП практически не изменилась. Чем можно объяснить этот успех?

В целом, по миру и, в особенности, в США и Канаде существует тенденция к укрупнению профсоюзов. При падении общей численности членов, происходит концентрация вокруг наиболее сильных организаций. Как следствие, появляются крупные наднациональные объединения. К примеру, одно из самых крупных слияний – международное объединение шахтеров, энергетиков, химиков и нефтяников – ICEM. В России ситуация несколько иная: в стране существует большое количество профсоюзов, как мелких, так и крупных. Тенденция к объединению прослеживается, но она еще в зачаточном состоянии. У нас еще не изжила себя фраза «лучше маленький сам, чем большой зам».

 

Вы - активный сторонник интеграции в мировое профсоюзное движение. За последние годы в этом плане были сделаны значительные шаги вперед: достигнуты договоренности о сотрудничестве с ICEM. Какие цели этим преследуются?

20 лет назад, когда образовался Нефтегазстройпрофсоюз РФ, активное содействие оказывал норвежский союз нефтяников. Он же стал «крестным отцом» первых шагов на международной арене. В то время необходимо было добиться международного признания, ибо отношение в мире было подозрительным и настороженным. Высказывались предположения, что новая организация будет неспособна работать в рыночных условиях. Но НГСП быстро развеял это заблуждение и завоевал авторитет в международном профсоюзном движении. Я являюсь членом исполнительного комитета ICEM. Один из деятелей НГСП – Есенина Евгения Викторовна – назначена вице-президентом ICEM и курирует вопросы гендерного равенства.

 

Какую функцию НГСП Вы рассматриваете в качестве приоритетной: защитную («профсоюз – предприниматели»), представительскую («профсоюз – государство») или экономическую (заботу о повышении эффективности производства)? Или что-то другое?

Деятельность НГСП основана на принципах трех «З» - зарплата, занятость, законность. Все три функции являются приоритетными. Основной целью профсоюза является сохранение рабочих мест на фоне достойной заработной платы. Наиболее остро проблема стоит в северных регионах. Рабочие там трудятся в моногородах, на градообразующих предприятиях. Если они лишатся работы, найти другую будет практически невозможно. Средства для переезда на Большую Землю, как правило, тоже взять неоткуда. Защита социально-экономических и трудовых интересов членов Профсоюза как на уровне предприятия (работа с менеджментом), так и на уровне государственных институтов (работа с Министерством Финансов, Министерством Экономики и, в основном, Министерством Здравоохранения и Социального Развития) является основной функцией, прописанной в уставе.

 

Какие методы современной борьбы Вы рассматриваете в качестве основных для достижения своих целей и задач?

Главным документом, отражающим интересы членов Профсоюзов, является коллективный договор между предприятием и людьми, на нем работающими. Он был заключен на 90% предприятий, что является очень высоким процентом для отрасли. Далее следуют отраслевые соглашение, которое заключаются на уровне работодателей отрасли и отраслевого профсоюза. Особенностью НГСП является заключение генеральных коллективных договоров (соглашений) в рамках крупных компаний. Заключают подобные договора межрегиональные профсоюзные организации (еще в начале 90-х годов прошлого века была принята стратегия на создание паритетного профсоюзного органа на уровне высшего менеджмента компаний, чтобы заключать соглашения подобного уровня). Вся деятельность НГСП РФ направлена на выполнение главной задачи: достойная заработная плата (равно как и ее своевременность, индексация и повышение). Сейчас она относительно высокая, но и достается она отнюдь не легко. Любителям покритиковать "зажравшихся нефтяников и заевшихся газовиков" не мешало бы поехать в места добычи нефти и газа. Известно, что 90% газа и 70% нефти в России добываются в крайне неблагоприятных условиях Крайнего Севера, но дают при этом 40% бюджетных поступлений.

 

Авария на нефтяной платформе BP наглядно продемонстрировала высокую социальную ответственность бизнеса (как в плане выплат компенсаций, так и в плане охраны окружающей среды). А насколько в России сильна нормативно-правовая база в данном вопросе?

Стоит признать, что законодательная основа, регламентирующая деятельность нефтяных компаний и газовых предприятий, достаточно слабая и требует совершенствования. Основная проблема здесь – Северно-Ледовитый океан и, в частности, шельфовые месторождения (Баренцево и Карское моря). К их разработке были привлечены норвежские специалисты. Это обусловлено их богатым опытом проведения работ в Северном море и, не в последнюю очередь, серьезной нормативной базой в отношении охраны труда, а также сохранения экологии в регионе. Наиболее радикальные сторонники экологических движений выступают за то, чтобы оставить Северно-Ледовитый океан и сосредоточиться на альтернативных источниках энергии, мотивируя это тем, что любая катастрофа в регионе приведет к гораздо более серьезным последствиям, чем в Мексиканском заливе. Но сегодня это неосуществимо. Более реальные планы заключены в совместной программе «Баренц-2020». Разработанная НГСП РФ при участии норвежской стороны, а также правительственных институтов России, она призвана ликвидировать несовершенство нормативных основ в деле защиты и охраны окружающей среды. Сегодня НГСП – профсоюз, имеющий возможность напрямую влиять на законотворчество. Это единственный профсоюз, который заключил прямой договор о взаимодействии по совершенствованию законодательной базы с правящей партией – «Единой Россией». Также весьма продуктивной стала работа Нефтегазстройпрофсоюза в рамках российской трехсторонней комиссии, в качестве эксперта по вопросам социально-трудовых отношений.

 

В процессе обсуждения Генерального соглашения на 2011 – 2013 гг. между общероссийскими объединениями профсоюзов, общероссийскими объединениями работодателей и Правительством РФ высказывались сомнения, относительно целесообразности включения в него VI раздела («Социально-экономические проблемы развития северных регионов России»), против чего Вы выразились категорически против. Как в итоге был решен данный вопрос?

Я являюсь сопредседателем рабочей группы, которая курирует северный раздел Генерального Соглашения. Весьма неожиданным в процессе обсуждения стало объединение стороны работодателей и правительства, заявивших, что раздел не должен существовать отдельно, но его нужно разнести по другим разделам. Вопрос все же разрешился в положительную сторону во время встречи профсоюзных руководителей с В.В. Путиным, которая состоялась 1 июня 2010 года. Я поставил вопрос о сохранении VI раздела и получил полную поддержку Председателя Правительства, которая выразилась в прямом указании соответствующим министерствам сохранить данный раздел.

 

В последнее время активно обсуждается идея воссоздания Министерства труда РФ. Как Вы к ней относитесь?

После упразднения Министерства труда, ряд его служб был включен в состав МинЗдравСоцРазвития, что отрицательно сказалось на качестве работы на федеральном уровне. В ведомстве все просто свалили в одну кучу, создав Департамент социального партнерства, заработной платы и охраны труда, который явно не справляется со столь широким разнообразием функций и задач. Данный вопрос очень злободневный и находится под личным контролем Председателя ФНПР М. Ю. Шмакова. На всех заседаниях, и, в том числе, на уже упомянутой встрече с В. Путиным, поднимается вопрос о жизненной необходимости Министерства труда. Чтобы сдвинуть дело с мертвой точки, НГСП инициировал создание Объединения работодателей нефтяной и газовой промышленности, учредительное собрание которого уже состоялось 9 июня 2010 года.  С одной стороны, новая организация будет облегчать защиту корпоративных интересов на всех уровнях исполнительной власти, а с другой, переговоры, например, по заключению отраслевого соглашения, будут проходить еще тяжелее, чем ранее. Тем не менее, мы пошли на это сознательно, ведь общих проблем гораздо больше. В частности, совместными усилиями добиться воссоздания Министерства труда будет проще.

 

Какие изменения произошли в НГСП за последние 5 лет, и какие достижения Вам хотелось бы особенно подчеркнуть?

Главным достижением является то, что профсоюз сохранил единство и боеспособность. Произошла стабилизация обстановки в коллективах на предприятиях отрасли, и это при том, что продолжающийся передел собственности сопровождается тяжелыми процессами, связанными с реорганизацией и реструктуризацией компаний и сказывается на количестве рабочих мест. Основная наша цель – сделать так, чтобы процесс сокращения персонала прошел наименее болезненно. Например, основной упор сделан на то, чтобы сокращения, в основном, затронули сотрудников пред пенсионного возраста, а также управленческий персонал. Также активно внедряются программы переобучения.

На протяжении последних пяти лет не прекращаются переговоры с менеджментом, результатом чего стала индексация зарплаты в соответствии с ростом инфляции. Теперь важно превратить этот процесс в автоматический.

Сегодня закон о профсоюзах не отвечает современным рыночным условиям и его необходимо совершенствовать. У профсоюзов осталось не так много полномочий, да и те стремятся отобрать органы исполнительной власти и менеджмент предприятий. Несмотря на это, мы добиваемся выполнения поставленных целей.

 

Какие перспективы существуют у  НГСП в ближайшее время?

Сохранение организационного единства. Уже сегодня существуют мощные организации, способные представлять профсоюз на национальном уровне. Например, межрегиональная профсоюзная организация «Газпрома». Они монополисты и имеют представительства в таком количестве регионов, что оно обеспечивает статус национального профсоюза газовиков. Нередко звучат обвинения в том, что таким образом происходит насаждение «желтых» профсоюзов. Но это не так: мы работаем в одной упряжке, и новая членская организация обеспечивает работу с высшим менеджментом. Но без негативных тенденций не обходится. Недавно произошел прецедент в Астрахани. Организация «ГазпромДобычаАстрахань» приняла решение о выходе из состава областной организации. Тем не менее, совместными усилиями (в том числе и при содействии со стороны «Газпрома») данная проблема будет решена.

Вообще, необходима более эффективная координация работы территориальных организаций. В некоторых регионах будет сокращено количество местных организаций. Вместо них будет введен так называемый институт представителя профсоюза. Подобные примеры уже функционируют в Тульской области и некоторых районах Западной Сибири.

Также необходимо наращивать информированность членов профсоюза, доводить информацию буквально до каждого. Для этого был создан информационно-аналитический центр, работает центральный сайт и региональные сайты-клоны, ведется оцифровка библиотеки специальной литературы и нормативных актов. Было проведено обучение специалистов для проведения видео-конференций. В новом формате уже было организовано несколько предприятий, в частности, заседание Президиума НГСП и, впервые в своем роде, международная конференция с участием деятелей норвежского профсоюза (последние не ждали подобного формата и были шокированы уровнем технической оснащенности российской стороны). Все это сделано в интересах осуществления главной цели – создание единого информационного поля в рамках профсоюза, не взирая на все сложности, связанные с разобщенностью работников (например, только ГазпромТрансГаз Москва обслуживает газопровод, который проходит по 19 областям и имеет множество компрессорных станций, а достучаться необходимо до каждой).

В настоящее время можно констатировать, что кризис проходит с наименьшими потерями. Благодаря экспорту, выживают не только компании отрасли, но и вся экономика в целом. Министр финансов России Кудрин А.Л. предлагает бюджет до 2013 года, который рассчитан исходя из цен на нефть и газ. Поэтому на НГСП лежит большая ответственность. Профсоюзу необходимо быть сильным и устойчивым, а также наращивать свое влияние. Известно, что в докладе Всемирного Банка отмечена роль профсоюзов на предприятиях, которые способствуют не только стабильности в трудовом коллективе, но и повышению производительности труда.

 

Какие, на Ваш взгляд, наиболее противоречивые вопросы существуют на сегодняшний день?

Наша страна уже относительно давно вступила на путь развития рыночных отношений, что не предусматривает активного государственного вмешательства в экономическую сферу. Тем не менее, вопросы трудовых отношений и ценообразования государство может и должно эффективно решать. Так в последнее время звучат обвинения в сговоре крупнейших компаний, что привело к тому, что четыре из них были оштрафованы ФАС. Постоянно звучат упреки в адрес «Газпрома» в том, что ничто не может удержать концерн от повышения цен на газ на внутреннем рынке. У меня двойственное отношение к данной проблеме. С одной стороны, от цен на бензин и газ зависит уровень жизни рядовых работников отрасли, а с другой - повышение цен на топливо приведет к общему росту цен. Необходим баланс, поддерживаемый на государственном уровне. Я считаю, что розничные цены на рынке должны быть управляемыми и контролируемыми (и это относится ко всем отраслям), даже несмотря на то, что это плохо согласуется с экономикой рыночных отношений.  

 

РК 2014
 

Нужно ли приватизировать "Роснефть"?