Новости [экономика]

Чего ждать от экономики России?

09 января 2018 г. Topneftegaz.ru

Вопреки появившимся “под занавес“ 2017 г. прогнозам о возможности возвращения к рецессии в следующем году, большинство экспертов ожидают продолжения роста. Хотя и спорят о его темпах, зависящих, в том числе от скорости назревшего программного обновления.

Сюрпризы роста

На фоне подарочной россыпи подписанных в пятницу 29 декабря президентом РФ Владимиром Путиным законов, в том числе о ежемесячных выплатах (в размере 10,5 тыс руб. в 2018 г.) при рождении первенца в семьях, чей доход не превышает полуторакратную величину прожиточного минимума, а также других обнадеживающих предпраздничных сообщений, вроде предварительной оценки Росстатом итоговой инфляции в 2,5% или пятничного уровня курсе российской валюты в 57,885 руб./$ при фьючерсах на нефть Brent $66,61 за баррель, заключение экспертов Высшей школы экономики (ВШЭ) о возможности повторной рецессии, конечно, прозвучало диссонансом.

Как подчеркивалось в подготовленном ими обзоре "Комментарии о государстве и бизнесе", вследствие зафиксированного в 3 квартале 2017 г. в России резкого замедления инвестиций - при ноябрьском провале промпроизводства - была поставлена под сомнение реальность перехода экономики к полноценному росту и возникли вопросы о вероятности новой рецессии.

По данным Росстата, в третьем квартале текущего года рост инвестиции замедлился вдвое - до 3,1% в годовом выражении – после 6,3% во втором квартале и 2,3% - в первом. По расчетам же экспертов ВШЭ, со снятой сезонностью показатель третьего квартала и вовсе оказывается отрицательным - минус 2,2% к предыдущему аналогичному периоду. При этом в ноябре промпроизводство снизилось на 3,6% в годовом выражении после нулевой динамики в октябре. В подобных обстоятельствах некоторые аналитики не исключили и возможности ноябрьского спада ВВП, делающего недостижимым прогноз Минэкономразвития по итоговому росту российской экономики на 2,1% в текущем году. При том, что в 3 квартале 2017 г. рост ВВП замедлился до 1,8% в годовом выражении - с 2,5% во 2 квартале. Помочь экономике страны, считают эксперты, могут новоорганизованные бизнесы, такие, как предлагают на сайте http://www.h-point.org/

В связи с этим, также усилились сомнения в реалистичности прогноза МЭР по росту экономики РФ на уровне 2,1% в следующем году.
Впрочем, как рассказал управляющий партнёр консалтинговой компании Medelle SA Григорий Бегларян, в 2018 г. экономика России продолжит стабилизацию на достигнутых уровнях текущего года, и темпы роста ВВП будут в пределах 2% - в основном, за счет сохранения эффекта низкой базы. При этом, по его мнению, показатели инфляции, скорее всего, несколько ускорятся, в соответствии с прогнозами ЦБ, то есть до уровней 3.5-4%.

Базовым сценарием главного экономиста “Евразийского банка развития” Ярослава Лисоволика в следующем году также предусматривается достижение экономического роста в 2% при инфляции в 4%. Ключевыми рисками могут стать оттоки капитала, связанные с новыми внешними ограничениями или возобновлением волатильности в ценах на нефть. Основным двигателем роста станут инвестиции, при медленном восстановлении потребления: факторами поддержки как инвестиций, так и потребления будет снижение ключевой ставки ЦБ и ускорение роста кредитования. Также позитивным моментом для российской экономики в следующем году может стать получение инвестиционного рейтинга от большинства ведущих международных рейтинговых агентств, предположил Лисоволик.

Рост сюрпризов

Однако, исходя из последних данных, оговорил замдиректора Института "Центр развития" НИУ-ВШЭ Валерий Миронов, экономическая ситуация в стране развивается не столь оптимистично, как это предполагалось ранее. В результате в 2018 г., вместо удобоваримых 2%, по оценкам Института "Центра развития", возможен показатель 0,5% роста ВВП. Тогда как президент РФ Владимир Путин ранее поставил задачу по достижению темпов экономического роста выше среднемировых (то есть выше 3,5%). И пока, судя по имеющейся информации, различные команды разработчиков (в том числе, под началом главы ЦСР, экс-министра финансов Алексея Кудрина) не предложили программ, призванных обеспечить вывод отечественной экономики на заданные параметры. В этой связи, нельзя исключить, что по завершению президентских выборов в марте 2018 г. далее на передний план могут выдвинуться (пока пребывающие на вторых ролях) новые фигуры, которые готовы предложить прорывную стратегию развития.

На сегодня, пояснил Миронов, требуются первоочередные решения по преодолению экономической неопределенности, стимулированию внутреннего спроса и борьбе с коррупцией (подразумевающей не разовые акции, а постоянную системную работу). Причем в развитие программных целей также следовало бы проработать меры по демонополизации экономики, в частности, предусмотрев возможность упразднения госкорпораций, уже выполнивших свою миссию, при снижении также общего доминирования их “карманных” фирм в сфере госзакупок, препятствующего закреплению среднего и малого бизнеса, способного породить новые идеи на рынке. Стимулирование внутреннего спроса также было бы важно осуществить не посредством денежной накачки, а через развитие кредитования, в частности, при содействии инвестбанков. Одновременно для активизации реального сектора было бы резонно модифицировать механизм таргетирования инфляции, перенеся акцент с потребительских цен на цены производителей. К слову, с точки зрения новых задач, сформированная в ЦБ команда представляется вполне перспективной, указал Миронов, подтвердив, что пока допускает вероятность сюрпризов при последующем утверждении состава и программы деятельности нового поствыборного правительства.

Между тем, главный экономист "Нордеа банка" Татьяна Евдокимова также назвала одной из ключевых проблем следующего года сохраняющуюся экономическую неопределенность. При том, что в этом году экономика страны развивалась достаточно позитивно. И, в значительной мере, усилившийся “под занавес“ негатив был обусловлен временными факторами, вроде теплой погоды или, например, также сказавшегося на динамике промпроизводства продления соглашения ОПЕК+ по ограничению нефтедобычи. “На таком фоне в следующем году возможно ожидать роста экономики на 1,6%. Причем хотелось бы, чтобы его драйвером все же стали инвестиции. Тем более, что в условиях складывающейся, похоже, новой экономической реальности доходы населения растут более замедленными темпами“, - определила Евдокимова.

Конечно, согласилась она, было бы важно, чтобы новая правительственная команда не упустила время и использовала имеющийся макроэкономический позитив для скорейшей реализации намеченных экономических преобразований. Тогда как, по опыту прежних избирательных кампаний, можно предположить, что искомые программные тезисы появятся лишь в третьем квартале. “А желательно было бы раньше”, - согласилась главный экономист “Нордеа банка". На вопрос о возможности также кадрового обновления кабинета, она заметила, что работа профильных ведомств (Минфина и МЭР), в целом, оценивается участниками рынка позитивно. Тогда как в высшем управленческом эшелоне - с учетом новых задач – очевидно, назрели определенные перемены,

Итак, воздав должное всему позитивному, что было сделано предшествующими и действующими финансово-экономическими властями, тем не менее, предположим: упомянутые “обновленческие“ вопросы останутся в центре внимания и в Новом году и будут активно обсуждаться - пока не объявят искомые решения. Причем, чем раньше это произойдет, тем более высокими в итоге могут оказаться проценты экономического роста.

199 просмотров
0 комментариев (+добавить)

Подписка на новости

РК 2014
 

Нужно ли приватизировать "Роснефть"?