Новости [экономика]

Минфин хочет получить с нефтяников миллиарды

04 августа 2020 г. Topneftegaz.ru

Чиновники и нефтяники вступают в самый крупный за последние два года конфликт по налогам. Минфин разослал по профильным министерствам законопроект об изменении налога на дополнительный доход (НДД), собираясь не только существенно ухудшить его параметры для компаний, но и дополнительно изъять около 200 млрд руб. за три года. Именно столько, по мнению министерства, компании несправедливо выгадали в 2019 году. Изъятия в основном затронут «Газпром нефть» и «Роснефть». По данным “Ъ”, компании категорически не согласны с таким подходом, и вопрос может быть вынесен на уровень президента.
Минфин 29 июля разослал по профильным министерствам законопроект о пересмотре параметров НДД, рассказали “Ъ” источники, знакомые с ситуацией. В самом министерстве эту информацию подтвердили, а в Минэнерго отметили, что уже направили свою позицию. Параллельно законопроект проходит оценку регулирующего воздействия.

Разработанные Минфином поправки вызваны тем, что всего за год действия НДД бюджет, по оценке министерства, недополучил 213 млрд руб.
НДД заработал с 2019 года как эксперимент. В ходе него налогом облагается не объем добычи (как при взимании налога на добычу полезных ископаемых, НДПИ), а финансовый результат (выручка от продажи нефти за минусом затрат). Чтобы гарантировать некий объем поступлений в бюджет, в расчет НДД включен пониженный НДПИ (примерно 60% от обычной ставки), который вычитается из налогооблагаемой базы.

На НДД были переведены четыре группы месторождений, которые отличались выработанностью, наличием льгот и определенным географическим положением. Самой большой по объему добычи (около 26 млн тонн в год) получилась вторая группа — это месторождения, которые имели льготы по экспортной пошлине на нефть и могли переходить на НДД добровольно. В Минфине отмечают, что именно на вторую группу пришелся основной объем выпадающих доходов.

Изменения, которые предлагает Минфин, можно разделить на две части.
Первая ухудшает условия НДД для всех групп месторождений — это запрет уменьшать налогооблагаемую базу более чем на 50% за счет переноса исторических убытков (раньше можно было на 100%), снижение индексации исторических убытков с 16,3% до 7% в год начиная с 2020 года, а также сокращение размера вычитаемых расходов. Так, действующую ставку расходов в размере 7,14 тыс. руб. на тонну, которая должна быть повышена до 9,52 тыс. руб. с 2021 года, предлагается оставить неизменной до 2024 года, после чего повысить только до 8,6 тыс. руб.

Как в правительстве спорили об увеличении нагрузки на ненефтегазовые компании
Вторая часть — это ухудшение условий именно для второй группы месторождений: вместо действующих понижающих коэффициентов к НДПИ (который используется при расчете НДД) в 2021–2023 годах предлагается ввести повышающий коэффициент 1,5. Это означает, что налоговая нагрузка для месторождений второй группы будет выше, чем в действующей налоговой системе без льгот.

Эти меры, по оценке Минфина, должны принести в бюджет дополнительно 87,8 млрд руб. в 2021 году и 55,6 млрд руб. в 2022 году.
Прогноз на 2023 год в пояснительной записке не указан, но, по словам источников “Ъ”, в целом речь идет примерно о 200 млрд руб. за три года. В наибольшей степени могут пострадать «Газпром нефть» и «Роснефть», поскольку именно их месторождения входят во вторую группу (а также одно месторождение «Сургутнефтегаза»). Крупнейший актив, принесший бюджету потери,— Новопортовское месторождение «Газпром нефти» с добычей 7,7 млн тонн в 2019 году.

Почему нефтяников и бюджет в этом году ждут рекордные потери
Нефтяники считают не вполне корректной как систему расчета выпадающих доходов, так и подход Минфина к их компенсации. Так, хотя официально в министерство всегда заявляли, что выпадающих доходов по второй группе месторождений быть не должно, собеседники “Ъ” называют это иллюзией: если бы НДД не был выгоднее льгот по пошлине, то никто бы на него добровольно не перешел. Другое дело, что, когда НДД принимался в 2018 году, оценка выпадающих доходов проводилась при цене нефти $40 за баррель, а реальная цена в 2019 году составила $63,5 — это увеличило объем выпадающих доходов примерно вдвое.

Нефтяники отказались от официальных комментариев. Но некоторые из них признают, что компании действительно получили «непредвиденную доходность» по второй группе месторождений.
Они согласны, что НДД следует скорректировать и отказаться от пониженных коэффициентов по второй группе, но не понимают, почему должны компенсировать Минфину потери из-за ошибок в расчетах, допущенных самим министерством. По данным “Ъ”, наиболее жесткую позицию занимает «Роснефть», которая предлагает ничего не менять. Но и другие крупные нефтяники считают, что вопрос едва ли удастся решить компромиссно и в итоге он будет вынесен на уровень президента.

Как компании ТЭК попросили у президента защиты от неплатежей и налогов
В Минфине на компенсации твердо настаивает замминистра Владимир Колычев, курирующий бюджетные доходы, что ставит в сложное положение другого замминистра Алексея Сазанова, отвечающего за налоги и являющегося автором системы НДД. Источники “Ъ” ожидают, что из-за отпусков активные дискуссии по пересмотру НДД начнутся во второй половине августа.

Было ожидаемо, что в НДД могут вноситься изменения для целей его донастройки, говорит директор департамента налогов и права Deloitte Юлия Меньшикова. В то же время результаты одного года не могут быть репрезентативны, и необходим более длительный период для оценки эффективности НДД. Эксперт констатирует, что законопроект предусматривает увеличение налоговой нагрузки на компании, «что, конечно же, может негативно повлиять на рентабельность тех проектов, которые уже находятся в активной стадии добычи». С другой стороны, отмечает она, учитывая текущие низкие цены на нефть и избыток ее предложения, данные изменения могут также отражать временное снижение интереса государства к развитию новых проектов по добыче нефти и стимулированию ее роста. 

481 просмотров
0 комментариев (+добавить)

Подписка на новости

Будут ли реализованы все идеи президента, озвученные в послании Федеральному собранию?