Наука и технологии [экономика]

Наука и технологии

22 июля 2019 г.
Дмитрий Гурьев (FRED Partners)

Статья о том, что интересует венчурных инвесторов и почему взрастить успешный стартап в России очень тяжело.

Одна из задач венчурного капитала это финансирование молодых инновационных компаний, которые потенциально могут откусить от рынка большую часть и стать заметными игроками на деловой арене. В этом «потенциально» кроются все риски, связанные с развитием подобных компаний (далее «стартапы»). Они ведут себя как младенцы: познают мир, учатся ходить и говорить. Родители гадают, кем же станет их малыш, куда пойдет учиться, каким спортом будет заниматься. Также со стартапами – у основателей нет конкретного понимания, во что выльется их проект, как его монетизировать, как найти подходящую аудиторию, которой он будет полезен. По этой причине стартапам не доверяют традиционные держатели капитала (например, банки), капитала, который требуется для разработки продукта и захвата весомой доли рынка. Но именно в младенческом возрасте человек переживает кратный рост, который с каждым годом замедляется и притупляется. Именно на этом этапе и появляются венчурные инвесторы – держатели венчурного капитала. Изучая различные паттерны поведения малыша, его предрасположенности, его телосложение, они стараются предсказать по какой жизненной дороге пойдет их ребенок и всеми ресурсами помочь ему пробиться. Если они угадают, то ребенок будет благодарен и очень щедр.

Стартап развивается в состоянии постоянного поиска масштабируемой и рентабельной бизнес-модели, в условиях большой неопределенности, которая является главным фактором недоверия со стороны рынка. Любой венчурный капиталист хочет сыграть на этом и приумножить свои средства, вкладывая их в рисковое предприятие. К сожалению, далеко не каждое предприятие выживает при столкновении с реальным рынком и потому у венчурных инвесторов возникают большие требования по доходности вложенных средств, предельный минимум которых составляет 35-40% годовых.

Например, самый известный бизнес-ангел России Александр Румянцев инвестирует в молодые стартапы до 3-х миллионов рублей в обмен на 10% доли компании, рассчитывая на 10-кратный рост в течение следующих 3-х лет. То есть за 3 года эти 10% начальной стоимостью 3 миллиона рублей должны превратиться в 30 миллионов рублей. Если 10% компании стоят 30 миллионов рублей, то вся компания будет стоить 300 миллионов рублей. Стоимость компании зависит от многих факторов, в том числе от выручки, которую она способна генерить и от размеров самого рынка. Если рынок маленький, а компания не имеет сильного конкурентного преимущества, то вырасти ей не удастся, а такой расклад инвесторам не интересен, ведь они зарабатывают на росте стоимости, а не на мелких ежегодных дивидендах, которые вполне возможно получить от менее рисковых вложений в акции крупных устойчивых компаний.

 

Рынок России развит очень плохо. Рассмотрим на примере рынка онлайн-образования. На конец 2016 года мировой рынок оценивали в $165 млрд. Доля России составила меньше 1% (около $400 млн). Любой венчурный инвестор хочет вложить в так называемого единорога – компанию, которая до выхода на фондовую биржу оценивается более чем в $1 млрд. То есть EdTech-компания, которая работает только в рамках российского рынка уже не будет интересна большей части венчурных инвесторов.

Регионы продаж российских стартапов

А теперь самое интересное. По исследованиям STARTUP BAROMETER, в 2019 году оказалось, что на данный момент 74% стартапов работают только на российском рынке.

 

Какие выводы можно сделать из всего вышесказанного? Давайте побеседуем.


Автор: Дмитрий Гурьев, основатель Центра привлечения инвестиций и поддержки стартапов «FRED Partners». 

 

28 комментариев (+добавить)

2018 3

Будут ли реализованы все идеи президента, озвученные в послании Федеральному собранию?